Мышеловка для... будущего

Беседа корреспондента А.Надточия с заведующим кафедрой автоматики НГТУ В.А.Жмудем, опубликованная в газете "Вечерний Новосибирск" от 22 июля 2010 г. Неформальный разговор о кафедре, университете, студентах, автоматике как о факторе развития цивилизации, физике, лирике и многом другом.

 

 

«Примитивным примером автомата могут служить захлопывающиеся ловушки, которые дошли и до наших времен почти в первозданном виде и используются для отлова диких животных». (Вадим Жмудь. «Апология автоматики»)

Любопытный разговор у нас состоялся недавно с заведующим кафедрой автоматики факультета автоматики и вычислительной техники НГТУ доктором технических наук Вадимом Жмудем.

Как все одержимые своим призванием люди (а то, что автоматика с младых ногтей является не только его профессией, — это, на наш взгляд, факт безусловный), Вадим Аркадьевич, «танцуя от печки», пытается «познать» окружающий мир в зависимости от законов своей науки. Ладно бы, как говорится, если дело касается собственно мира техники: тут наличие отрицательных обратных связей, что и делает этот мир равновесным и относительно устойчивым, для простого смертного ещё понятно. Но вот когда он в своей статье «Апология автоматики» переносит её законы на развитие живого мира и даже человеческого сообщества, тут начинаешь задумываться, в чём-то соглашаться, а в чём-то не соглашаться с автором. (Как тысячи его сторонников или оппонентов в Интернете).

Да полно: так ли это вообще? Перечитываешь его статью ещё раз и хлопаешь себя по лбу: да ведь автор именно этого и добивался! Чтобы ты начал задумываться над простейшими истинами, которые нам внушали всю жизнь как единственно верные, а тут кто-то о чём-то думает и подвергает сомнению не только абсолютные для большинства постулаты теории Дарвина, но и — о, ужас! — самого Эйнштейна! (Здесь иные бесцеремонные блогеры выходят из границ нормативной лексики).

Может быть, именно это качество Жмудя, учёного и преподавателя — нежелание довольствоваться общеизвестными «прописными истинами» — двигало рукой его выпускников-магистрантов, когда они написали ему на прощание в шуточной грамоте: «Латателю дыр нашего сознания...» И, видимо, имели в виду не только и не столько курс его лекций по автоматике (это, по общему признанию, он делает блестяще), но и его уроки «портняжного» мастерства, потому что сам он считает: главное в высшей школе, разумеется, дать знания, но ещё (и это обязательно) научить пользоваться «выкройками» знаний для достижения конкретных целей в техническом развитии — неважно, будь то исследовательская деятельность или промышленность.

О «хлебе насущном»

Честно говоря, когда «вживую», как следует, пообщаешься с этим незаурядным человеком, а потом ещё почитаешь его статьи или литературные опыты, то как-то не очень-то хочется думать и писать о вещах обыденных. Например, о том, что в 1980 году Вадим Жмудь, сын учёного-физика, окончил в НЭТИ тот самый факультет, на котором сейчас преподаёт автоматику и второй год возглавляет кафедру. Что до того была работа в Институте автоматики и электрометрии СО РАН, защита диссертаций, заведование лабораторией в Институте лазерной физики и научная деятельность под началом самого академика Сергея Николаевича Багаева.

И что вообще-то очень трудно оторваться от груди «второй матери» (первая — это всё-таки НЭТИ) и по настойчивой просьбе коллег из НГТУ уже не в столь и юном возрасте сделать «рокировку» и во главу угла поставить не собственно научную работу, а преподавательскую деятельность. Решающее слово, которое подействовало на него, было сказано профессором Анатолием Сергеевичем Востриковым, бывшим ректором, бывшим завкафедрой, который и передал её Жмудю: «Вадим Аркадьевич, альтернативы нет!»

Конечно же, он любил преподавательскую работу и до избрания на эту должность. Но вот отвечать сразу за кафедру, за весь курс дисциплин, за всех тридцать с лишним человек с самыми разными, порой очень трудно поддающимися взаимной притирке взглядами не доводилось. Ну прямо как в известном фильме: «Надо, Вадим, надо!».

Ну что ж, давайте попробуем, только дайте возможность всё-таки заниматься и наукой, не порывать окончательно с СО РАН. И, постучим по дереву, кажется, получается. Хоть под твоим началом восемь профессоров с колоссальным научным и преподавательским багажом (каждый — столп), а на дворе кризис, «золотые дожди» задерживаются, требования к вузам, наоборот, растут, а тут ко всему ещё и демографическая напасть, и даже сильнейшим и популярнейшим факультетам приходится очень осторожно обращаться с абитурой, изрядно отравленной малопонятной политикой ЕГЭ.

(«Бодрые абитуриенты подают заявления в десять вузов, в каждом на десять специальностей, и попробуй, угадай, кто же из них всерьез поступает к нам на АВТФ»)

Как известно, года три назад НГТУ получил крупный правительственный грант на модернизацию образовательного процесса. Было закуплено хорошее оборудование, в том числе и для факультета автоматики и вычислительной техники. Но обидно получить современные системы управления от всемирно известных компаний через обязательное посредничество московских «самоделкиных» с нагрузкой в виде неработающих «показательных объектов». И приходится добиваться правды пятикратными звонками («Мы заплатили за каталожный продукт и требуем полнофункциональные стенды, а не «самопальные» макеты», «Три бездействующих стенда не заменят один действующий»).

К этому сегодня добавляются гранты поменьше, выигранные кафедрой. И снова нужно покупать оборудование для научно-исследовательской работы студентов (импортное, чтобы работало и починки не требовало). А ведь кафедру интересуют не коробочные изделия, а стенды, в которых студенты могут разбираться, вносить изменения в схемы, что-то спаять, переключить, что-нибудь не фатально разрушить (не сломать, а разрегулировать, чтобы потом самим же и починить). А к этому добавляется ещё и такая проблема: Вадим Жмудь принял кафедру в непростое время не только для университета. Отечественная промышленность прекращает финансировать НИР — научно-исследовательские работы, предпочитая покупку готовых решений и продуктов. Студенческие разработки её мало интересуют (вне зависимости от качества). А если интересуют, то в самом простом виде: «Дайте то, что нам требуется, чтобы оно работало сегодня и приносило прибыль тоже сегодня».

Заказы на НИР бывают, но крохотные, хотелось бы посложней и подороже.

Понятно, что без научной деятельности сегодня нельзя и профессуре, и вообще преподавателям. Автоматика — это такая штука, что не стоит на месте, невозможно обучать не то что тридцать, но и пять лет одному и тому же: техника стремительно развивается. И — «спасибо» политстратегам двух десятилетий — (В. Ж.), мы отстаем в автоматике уже не только от Запада, но и от Индокитая.

И вот кафедра в прошлом году подает девять проектов по линии Минобрнауки на соискание гранта — один выигрывает. В нынешнем году — ещё десять, и снова один выигрывает. Суммы для кого-то и не столь значительные (2—3 млн руб.), но, как говорится, по зёрнышку: в коллективе появляется реальный интерес к новому, появляется возможность привлекать к сотрудничеству молодежь и студентов, ведь их сегодня одними формулами к реальной жизни не подготовишь.

В нынешнем же году выиграли ещё небольшой грант от Российского фонда фундаментальных исследований: десять человек поедут в сентябре в Индию на международный семинар по компьютерному интеллекту.

В ноябре прошлого года создали научно образовательный центр (НОЦ), который структурно объединил силы нескольких лабораторий кафедры и будет интеллектуальным собственником: то есть патентов и ноу-хау, разработанных на кафедре. Лучше медленно ускоряться, чем стабильно тонуть.

Хотя факультет автоматики и вычислительной техники никогда не испытывал особого голода на способных и даже одарённых людей: здесь один из самых сильных кадровых составов кафедр университетов города, здесь всегда гарантированное количество абитуриентов. Четыре года факультет готовит бакалавров, затем часть студентов становится специалистами-инженерами (еще год обучения), а наиболее способные (их большинство) переходят в магистратуру (еще два года). А потом уже на выходе отсюда несложно найти работу в многочисленных компаниях мегаполиса и всей Сибири. При этом всё зависит от твоих личных способностей и трудолюбия: нередко бывает, что ребята уже в студенчестве начинают зарабатывать в филиалах «Microsoft», «Intel», «НЭТА» больше, чем преподаватели. Ну что ж, такова жизнь.

Зачем студенту «облака»?

И нужна ли некая устремлённость ввысь тому, кто выбрал себе профессию хоть и сложную, но вполне земную (автоматизация и управление и управление в технических системах)? Процитируем плакат кафедры: «Виды профессиональной деятельности выпускника: проектирование средств и систем автоматизации с использованием современных пакетов прикладного программного обеспечения; создание современных программных и аппаратных средств исследования и проектирования систем автоматизации и проведение научных исследований и технических разработок с применением современных математических методов, технических и программных средств». Не слабо, да?

Но в какой-то период факультету и кафедре понадобился человек, тесно связанный с большой наукой, с Академгородком, а тут есть, оказывается, такой, который сам три десятка лет назад закончил НЭТИ, то есть «свой». Так Жмудь стал заведующим кафедрой.

Это с его подачи одним из лозунгов кафедры стало следующее изречение философа-фантаста Станислава Лема: «...Великую тайну человека, необъяснимые черты его натуры можно вывести из общей теории автоматического регулирования».

Помимо вопросов, обязательных для интервью, автор данной публикации ещё много о чём спрашивал Вадима Аркадьевича и даже немножко спорил с ним. Например, преподаватель и учёный выразил в разговоре такую концепцию: мол, человек с развитым математическим и техническим аппаратом мышления может постигнуть премудрости гуманитарных наук, а вот гуманитарий, наоборот, этого сделать не в состоянии.

Чем-то удивительно знакомым пахнуло на меня из... ещё шестидесятых годов прошлого века, и вспомнились споры «лириков» и «физиков» в Доме учёных и в кафе «Под интегралом». Извечное «легкое превосходство» «физиков» — в целом, на мой взгляд, весьма сомнительное, но что-то в этом всё-таки есть. Точные науки дисциплинируют ум. И мы поговорили с Вадимом Аркадьевичем о том, что человечество, стремительно развиваясь в техническом интеллекте, увы, очень слабо растёт духовно, а какая-то его часть порой и прямо деградирует в моральном плане.

Вот в этом я и не согласен с Лемом и, наверное, Жмудем: здесь на автоматическое регулирование полагаться мало. Нужны усилия просвещённого разума. Впрочем, не над этим ли работают сегодня в НГТУ?

оригинал статьи